«Власть сама не хочет жить по закону» Радио Свобода про нас

18.08.2018 20:50 2

Алексей Тупицин – правозащитник и журналист из небольшого города Усть-Кут на севере Иркутской области. Четыре года назад он создал собственное агентство новостей «Усть-Кут 24» и возглавил в своем городе некоммерческое движение «Центр гражданского содействия». Тупицин критикует власть всех уровней – от местной администрации до российского правительства и партии «Единая Россия», за что регулярно получает штрафы и угрозы. За последние три месяца неизвестные дважды поджигали помещение редакции «Усть-Кут 24».

Провластные СМИ называют Тупицина «иностранным агентом, маскирующимся под простого сибирского мужика». Видимо, потому что новостная лента на портале «Усть-Кут 24» имеет иронический подзаголовок – «таежная лента новостей».

Тупицин пишет живо и хлестко, как редактор из известного рассказа Марка Твена «Журналистика в Теннеси«. Например так: «В результате пенсионной реформы доживут до пенсии только чиновники, у которых она, кстати, повышенная и льготная. Ну и еще всякие силовики, которые призваны охранять этих чиновников. Судя по всему, охранять именно от народа». А когда берется обличать деятельность местного водоканала, то маркирует статью пометкой 18+ и сопровождает текст двусмысленными фотографиями: «Место около крана для разбора воды намерзло за зиму более чем на метр и, чтобы налить воду во флягу, нужно залезть в промоину, сверху напоминающую в мельчайших деталях огромную «вагину», повторив процесс, обратный появлению человека на свет».

– Журналистом я стал не так давно, до этого почти десять лет работал руководителем общественной приемной депутата Госдумы Грачева. Одна приемная была на пять районов – Усть-Кут, Железногорск, Казачинск, Мамско-Чуйский и Катанский. Кто только не обращался к нам за помощью: бывшие детдомовцы жаловались, что не дают квартиры, погорельцы – что не платят компенсацию. Сотрудники полиции обращались – они тоже почти все бесправные. Рассказывали, что начальство их жестко «плющит» по трудовому законодательству – незаконные увольнения, взыскания без причины и т. п. Уже десять лет судимся по делу работника УФСИН, которого на территории колонии пьяный водитель переехал на машине, инвалидом оставил, а руководство заявило, что происшествие произошло вне колонии – не на рабочем месте. Пострадавшего отвезли домой и уволили задним числом. Дело в том, что власть наша сама не хочет жить по закону. Ну а мы пытаемся хоть что-то изменить.

–​ Получается?

– Пока страной правит коррумпированная элита, наши достижения будут скромными. Вот у меня семьсот обращений, из них большинство – о коррупции. Откровенное воровство денег из бюджета. Например, «Газпрому» нужно поле для прокладки трубы. Власти города объявляют аукцион. Выигрывает одна фирмочка, которая платит в казну четыре миллиона рублей в год за аренду поля. Затем она сдает это поле в аренду другой мутной фирмочке, у которой поле арендует «Газпромноябрьск». Только уже не за четыре миллиона, а за 60 миллионов. Всю эту цепочку мы подробно описали для нашего ФСБ. Да куда только не писали. Бесполезно.

Вам хотя бы отвечали?

– Такие дурацкие ответы приходили. Первый: «фирма уже не арендует эту полянку». Потом «в прошлом году у компании никаких нарушений не выявлено», и уточнили, что это вообще-то коммерческая тайна, за сколько они сдавали землю следующей структуре. Мы задаем вопрос, почему за эти три года 168 миллионов рублей не поступили в бюджет. И куда они делись, если «Газпромноябрьск» заплатил 180, а бюджет получил только 12? Темный лес.

За четыре года правозащитной деятельности Тупицину только однажды удалось победить систему. Он доказал в суде, что директор Усть-Кутской школы похитила из бюджета полмиллиона рублей. Эта победа далась Тупицину нелегко – пришлось лететь в Москву, в Следственный комитет, и добиваться приема у заместителя Бастрыкина. В итоге суд Усть-Кута приговорил директора школы к полутора годам условно и штрафу в 5 тысяч рублей. Тупицин говорит, что даже такого приговора удалось добиться лишь потому, что «Усть-Кут 24» пристально следил за ходом процесса и не давал спустить дело «на тормозах».

– В нашей стране чувствуется острый недостаток средств массовой информации, более-менее объективно оценивающих происходящие процессы. В том числе и политические. Это не бизнес, мой проект («Усть-Кут 24″. – СР) нельзя назвать рентабельным. Вообще не думаю, что оппозиционное СМИ может приносить деньги.

Направление портала было сразу очевидно? Или оппозиционным СМИ стало в процессе?

– Конечно, сразу. Ну, скажите, кто может быть доволен сегодняшней ситуацией? Вот вы довольны? Что может быть хорошего, если в политике у нас восемнадцать лет одни и те же лица, а развития у страны никакого нет? Создается какой-то феодальный олигархат – новое дворянство из приближенных к президенту.

​При этом в стране уничтожается малый бизнес как класс. На предпринимателей, вопреки разным политическим лозунгам, по факту оказывается серьезное давление. Я по Усть-Куту смотрю: если оглянуться на 15 лет назад, то сейчас доля малого бизнеса в местной экономике уменьшилась раз в десять. В прошлом году у нас закрылся последний «ипэшник», занимавшийся лесом. Даже не лесозаготовками, а просто дровами для населения – в этом году бросил. Теперь в лесной отрасли остался только крупный бизнес. Хотя в начале нулевых в Усть-Куте в этой отрасли были десятки предпринимателей с пилорамами. Они покупали лес кругляк, пилили его доской, перерабатывали на вагонку, на половую доску и поставляли в Китай, Европу. Я знаю, что наша доска в Москве продавалась в рознице. Сегодня этого, конечно, нет.

Свобода слова и ночные поджоги

В 2017 году сотрудничавший с иркутским штабом Навального Тупицин ждал посылку с листовками и наклейками. Ради изъятия «экстремистской» литературы из Иркутска в Усть-Кут прилетели сотрудники Центра «Э». Установив слежку за Тупициным, они преследовали его до здания почты, где, по-видимому, собирались изъять посылку у получателя. Но, заметив слежку, Тупицин посылку забирать не стал. Тогда сотрудники Центра «Э» изъяли посылку прямо из офиса «Почты России», причем без составления протокола.

На следующий день Тупицин принес в отделение почты досудебную претензию. Сотрудники полиции в ходе разбирательства сообщили, что им поступил сигнал от почтальона, который вскрыл посылку и обнаружил в ней экстремистскую литературу, поэтому она была изъята до выдачи. Однако такая версия событий угрожает уголовным преследованием сотрудникам почты. По сведениям команды Навального, «эшники» предлагали сотрудницам почтового отделения признаться во вскрытии посылки, утверждая, что тогда им дадут не реальный, а условный срок, но сотрудницы почты от такого предложения отказались. Дальше досудебных разбирательств Тупицину тогда эту историю довести не удалось.

В марк-твеновском рассказе «Журналистика в Теннеси» у редактора, писавшего острые передовицы, была масса недоброжелателей, которые пытались уничтожить газету из всех видов оружия: «Главный редактор опять принялся править и вычеркивать. Не успел он с этим покончить, как в трубу свалилась ручная граната и печку разнесло вдребезги…»

С похожими проблемами сталкивается в своей журналистской деятельности и Алексей Тупицин. За последние три месяца неизвестные дважды поджигали помещение редакции «Усть-Кут 24».

– Сначала сожгли теплый бокс, который мы сдавали арендаторам. Сгорело двадцать машин, под 30 миллионов рублей ущерба. И вот на днях опять подожгли помещение, где лежали поддоны, которые коммунальщики не успели вывезти на полигон – чуть не сгорела вся контора. Это был явный поджог, но нас же еще и обвиняют – мол, захламлен пожарный съезд.

Вы считаете это месть за поддержку оппозиционных движений?

– А что еще в такой ситуации можно считать? Хотя мы ведь не только за Навального. Мы и за чиновников заступаемся, когда их права нарушают. Вот, например, за начальника полиции, которого несправедливо уволили. Даже добились некой справедливости – ему выплатили зарплату за вынужденный шестимесячный прогул. Зовут его Измаилов Хазбулат Хаджиевич, он чеченец, его, кстати, и выгнали именно поэтому. Это не Усть-Кут такой расистский, а сама структура полиции. Я тогда обращался к уполномоченному по правам человека Чечни, запросы совместные делали. Был запрос через Госдуму. Однако в должности Измаилова так и не восстановили. Для этого надо было судиться, а он не стал этого делать, жаловался «на давление». Вообще, в нашей системе могут «надавить» на любого – оппозиционер ты или во власти – неважно. Логики не прослеживается. У меня есть один знакомый, зовут его Андрей Кабанов. Он когда-то согласился стать заместителем губернатора Ивановской области. По социальным вопросам. Настроен был романтически: «Ребята, я буду менять все к лучшему». А когда губернатора и все его окружение посадили, Андрея тоже взяли «за компанию». Не знаю, как другие ивановские чиновники, но Андрей как жил в квартире родительской, как у него была машина «семерка», когда он пришел работать, так все и осталось. И денег никаких у него не нашли, и золота не нашли, и доказательств не было. А все равно получил восемь лет.

Иностранный агент

Прозвище «иностранного агента, маскирующегося под простого сибирского мужика» Алексей Тупицин получил после того, как в 2016 году попытался баллотироваться в Госдуму от партии «Яблоко». Статью про усть-кутского «дружка Явлинского» опубликовал некий сайт «Оперативная линия» – одно из многих анонимных сетевых изданий, которые занимаются «разоблачениями» Навального и других «пособников Госдепа»: «Люди знают и понимают, что этот человек является иностранным агентом. В принципе, и сам Тупицин себя дискредитирует общением с американскими правозащитниками, работающими на Украине. У наших либералов всё просто: каждый, кто против Путина – их друг».

– Нет, на статью я не обиделся. И на «яблочников» не обиделся, когда они передумали меня выдвигать. Я считаю, чтобы быть депутатом – это почти как продать душу, уж очень велика цена компромисса, на который придется согласиться.

Так что во власть я не рвусь, а задачу свою вижу в том, чтобы точечно решать проблемы, с которыми приходят люди. В акциях протеста, митингах участвуем, и в несанкционированных тоже. Мы ведь должны поддержать людей, которые их организовывают. Мы не можем сказать что, не пойдем, потому что это не наш метод. Сами тоже протесты проводим, но нам все акции администрация согласовывает.

Вы верите в возможность политических перемен в России?

– Да! Сегодняшняя власть не имеет поддержки людей, абсолютно преданных лично ей. Люди понимают, что так долго жить нельзя: либо ты здесь что-то воруешь и увозишь за границу, либо что-то пытаешься сделать для своего окружения, города, региона. Этот конформизм, который особенно проявился после Крыма, когда удобно было быть с властью, поддерживать ее, он пошел на убыль. Вот мы теперь великие: Крым – наш, Обама – чмо. Но Обама ушел, пришел другой, а мы живем все хуже и хуже. Люди чувствуют, что уровень жизни падает, сами себе они не всегда готовы врать, в том числе чиновники. В частных беседах все всё понимают, но пока не видят способа, как это изменить. Но как только появится реальная альтернатива – нынешняя власть рухнет сразу же.

А пока в своей газете Тупицин продолжает освещать текущие события. Например, отказ российских властей провести референдум по пенсионной реформе газета «Усть-Кут 24» комментирует так:

«Удивительное дело: Россия запросто может провести референдум на территории чужого государства, но провести всенародное голосование на своей собственной территории – никак.

Все мы знаем любовь Владимира Путина к референдумам: в 2014 году он с помощью народного голосования присоединил Крым, а сейчас подговаривает Дональда Трампа провести референдум на Донбассе.

Но тяга к референдумам как к универсальному способу волеизъявления заканчивается у наших властей там, где начинается российская территория», – говорится в передовице районного издания «Усть-Кут 24».

Источник: Сибирь.Реалии

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

МСФО и множество других услуг от профессионалов Как зарегистрировать офшорную компанию? Как создать блог и продвинуть его самостоятельно Смешные шутки про работу Самостоятельные роды за океаном

Лента публикаций