«Кто ж его бьет, мы его целуем» Cтудента судят за хранение наркотиков. Их нашли после того, как он под пытками не признался в связях с запрещенным ИГ

20.09.2017 11:40 0

«Кто ж его бьет, мы его целуем» Cтудента судят за хранение наркотиков. Их нашли после того, как он под пытками не признался в связях с запрещенным ИГ

«Такую семью надо расстрелять»

В 6 утра 30 августа 2016 года в московском районе Митино прошла масштабная спецоперация. В ней участвовали около 30 сотрудников районного отдела полиции, СОБР, Центра по противодействию экстремизму и ФСБ. Ловили «международного террориста». Им, по оперативной информации, был 22-летний студент Первого меда Мурад Рагимов. Он якобы недавно вернулся из Сирии, где воевал на стороне запрещенного «Исламского государства».

Несколько часов Мурада избивали на кухне на глазах у родителей и сестер. В это время квартиру обследовали кинологи. Собаки не обнаружили наркотики и взрывчатку. Позже в квартиру поднялись сотрудники митинского ОВД: оперативник Владислав Казанский и следователь Александр Дергаусов. И вот они уже нашли в брюках и сумке Рагимова сверток и две баночки со спайсом.

В июле 2017 года Тушинский районный суд начал слушать дело Рагимова. Его обвиняют в хранении 40 граммов наркотиков без цели сбыта. Больше года Мурад находится в СИЗО.

«Кто ж его бьет, мы его целуем» Cтудента судят за хранение наркотиков. Их нашли после того, как он под пытками не признался в связях с запрещенным ИГ
Сестра, мать и отец Мурада Рагимова. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Следы металлизации

Комитет по предотвращению пыток (КПП), в который обратились Рагимовы, больше года добивается возбуждения уголовного дела против оперативников.

«После первого отказа мы пошли на прием к [руководителю Следственного комитета Москвы Александру] Дрыманову. Он взял дело под личный контроль, перевел материалы проверки из района в округ, — рассказывает сотрудница КПП Анастасия Гарина. — Но и там вынесли отказ. Следователь ссылается на оперативников, которые говорят, что Рагимов пытался вытолкать их голыми руками за дверь, бил по щиту, повалил шкаф с зеркалом, оно разбилось, и так он порезал ногу. Хотя даже на фототаблице, приложенной к делу, шкаф с зеркалом частично видно — и оно цело. Еще все оперативники говорят, что к Рагимову применялись приемы борьбы. Но следователь не спрашивает их: кто конкретно применял? Какие именно приемы борьбы? Не просит эксперта установить, можно ли такими приемами борьбы нанести такие повреждения».

По просьбе КПП отец Мурада, Фируддин Рагимов, прошел три экспертизы: психологическую, медицинско-химическую и на детекторе лжи (на полиграфе также проверили мать Мурада и Гюнай Рагимову). Эксперты зафиксировали, что на теле Фируддина есть характерные «электрометки» и что эти повреждения имеют следы металлизации.

«Ни один оперативник в показаниях вообще ничего не говорит про Фируддина. При этом следователь, отказываясь возбудить уголовное дело, с чего-то вдруг пишет, что Рагимов-старший тоже оказывал сопротивление, — недоумевает Гарина. — Этот отказ отменила прокуратура. Там потребовали, в частности, опросить сотрудников скорой, которая приехала к матери Рагимова. Ей оказывали помощь, а в кухне продолжали избивать Мурада. Но 14 августа следствие снова отказало в возбуждении дела. Из указаний прокуратуры не было выполнено ни одно. В материалах ничего даже не прибавилось, они просто лежали несколько месяцев на полке».

Сейчас управление Следственного комитета по СЗАО проводит уже четвертую проверку.

«Мы провели свое расследование, опросили родственников, соседей, осмотрели квартиру, сделали экспертизы, — поясняет Гарина. — Я убеждена, что Рагимовы говорят правду».

Суд

«Кто ж его бьет, мы его целуем» Cтудента судят за хранение наркотиков. Их нашли после того, как он под пытками не признался в связях с запрещенным ИГ
Мурад в суде. 1 августа 2017 года. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

В списке свидетелей обвинения — двадцать человек. Пока суд допросил пятерых участников спецоперации: двоих оперативников, следователя Дергаусова, сотрудника Росгвардии, который должен был вскрывать дверь, не открой ее сам Рагимов, а также женщину-кинолога.

«По ее словам, собака дала один сигнал в комнате, но там ничего не нашли, и один — на кухне возле шкафа с уксусом. Она пояснила, что запах уксуса совпадает с запахом одного из наркотиков», — рассказывает адвокат Рагимова Михаил Карплюк. Последнее заседание сорвалось из-за неявки свидетелей. «Одно-два заседания судья еще отложит, после этого прокурор попросит огласить показания», — предполагает защитник.

Карплюк считает, что доказательства следствия недопустимы. Во-первых, два оперативно-разыскных мероприятия (осмотр места происшествия и обследование помещения), согласно показаниям оперативников в суде, были произведены в одно и то же время с участием одних и тех же понятых. А во-вторых, якобы найденные наркотики не были упакованы должным образом: оперативники положили их в коробку от телефона и заклеили ее скотчем.

«Может, там вообще табак был, а потом его поменяли на спайс? Баночки не отправляли ни на генетику, ни хотя бы на дактилоскопию. В идеале, когда много людей в квартире, надо направлять на генетику. Эти сомнения теперь никак не устранить, — объясняет Карплюк. — Только в пользу обвиняемого».

Очередное заседание пройдет в среду, 20 сентября.

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Чем нам может помочь электрик? США внезапно нарастили в три раза закупки нефти у Ирака Самостоятельные роды за океаном Создание ограждений любой сложности и оформления Финансовое оздоровление и долги по ипотеке

Лента публикаций